Превосходные эмоции в сooбщениях!

Дари блестящие подарочки с помощью ошеломляющих картинок в сетях Oдноклаccники .py во всем на халяву!

Но она выдержала, хотя ее и переехала ломовая телега; она лежала на мостовой, вытянувшись во всю длину, - ну и пусть себе лежит.

- За окном весит в клетке соловей - пусть он споет. Товарищ поднял его со стула и уложил в постель, а сам, дождавшись ночи, взял два больших крыла, которые отрубил у мертвого лебедя, привязал их к плечам, сунул в карман самый большой пучок розог из тех, что получил от старухи, сломавшей себе ногу, открыл окно и полетел прямо ко дворцу. - завопил вдруг оловянный солдатик и бросился с сундука. На другой день рано утром Йоханнес связал все свое добро в маленький узелок, спрятал в пояс весь свой капитал, что достался ему в наследство, - пятьдесят талеров и несколько серебряных монет, и был готов пуститься в путь-дорогу. На улице встретилась ему кормилица с ребенком, и он сказал ей: - Послушай-ка, турецкая мамка. Не мудрено, что денежки прошли у него между пальцев и под конец из всего наследства осталось только четыре скиллинга, и из платья - старый халат да пара туфель-шлепанцев. - С барышом продал. Чет- вертый - Златоперст - носил вокруг пояса золотое кольцо и, наконец, са- мый маленький - Пер-музыкант - ничего не делает и очень этим гордился. Было решено, что Йоханнес придет во дворец на другое утро, а судьи и весь совет соберутся слушать, как он будет отгадывать. Но я все-таки прощусь с тобой - если я не угадаю, мы больше не уви- димся.

- Ей предсказано, что она будет несчастна по милости своего жениха, вот к ней и не смеет являться никто иначе, как в присутствии самих короля с королевой. Повеселимся же хоть сегодня. - Только бы мне не затеряться. Впрочем, нет, плакать неприлично. - Ты слышал, что водяная девушка велела мне отправиться за другим стадом, которое па- сется на дороге всего в одной версте оттуда. Те- перь и я знаю, что это за воспоминания, которые приводят с собою знако- мых лиц. Нет, право, я не выдер- жу такого житья. Тут слишком печально. Ночью дверь отворилась, и вошел Большой Клаус с топором в руках. Мой бедный друг, я готов зап- лакать, но не хочу огорчать тебя: сегодня, может быть, последний день, что мы вместе. - Да он нас дурачить вздумал. - отвечал тот. Ты ужасно огорчаешь меня, я так близко принимаю это к сердцу. И он послал к Большому Клаусу мальчика попросить мерку, которою мерят зерно. И оба думали друг про друга и про самих себя, что они настоящие дра- гоценности, и говорили между собой о невежественности и надменности све- та. - сказала штопальная игла. - Да, нечто в этом роде. - Он надул нас. Взял у нас деньги, не отдал и умер. Когда стадо увидело воду, оно так и бросилось к ней: скоту очень хо- телось пить.

Однажды пришли уличные мальчишки и стали копаться в канавке, выиски- вая старые гвозди, монетки и прочие сокровища. - Такой я молодой еще, а уж дол- жен отправляться в царство небесное. А рыбки шныряли мимо моих ушей точь-в-точь как у нас здесь птицы. Первую ночь ему пришлось провести в поле, в стогу сена, - другой пос- тели взять было негде. - сказал молодой человек, засмеялся и пока- чал головой. Надо тебе сказать, что я видеть не могу пономарей.